Шуйский Василий Иванович (Василий IV)

Шуйский Василий Иванович (Василий IV) (1552–1612) – политический деятель эпохи Смуты, русский царь в 1606–1610.

Происходил из рода суздальских князей Шуйских, потомков брата князя Александра Невского Андрея II Ярославича. Отец его служил воеводой в русском войске и погиб в битве со шведами у крепости Лоде в 1573.

Современники свидетельствуют, что по духу и по характеру Василий Шуйский олицетворял свойства старого русского быта: был лишен предприимчивости, был тем не менее хитер, терпелив и стоек в достижении амбициозных политических целей.

Начал политическую карьеру еще при Иване Грозном: в 1576 входил в его свиту, был дружкой на последней свадьбе многократно женившегося царя. В 1581–1582 охранял как воевода границу на Оке. В 1582–1583 был в опале, но уже в 1584 вновь оказался при дворе и получил чин боярина (вскоре после женитьбы на кн. Елене Михайловне Репниной).

После смерти Грозного стал поначалу на сторону противников Бориса Годунова, за что вновь подвергся опале (в 1588 был заточен в Галиче, но вскоре вновь возвращен в столицу). Лестью и хитростью он сумел не только добиться прощения, но и возглавить в мае 1591 следственную комиссию по делу о царевиче Дмитрии, умершем в Угличе при странных обстоятельствах. Людская молва приписывала вину в смерти царевича Годунову. Шуйский единственный знал правду о трагедии, но счел нужным объявить причиной гибели болезнь царевича, за что был обласкан фактическим правителем и в 1596 направлен с полком в Алексин – «по крымским вестем» (предупредить наступление крымчан).

Опытный воевода, к началу 1605 он активно участвовал в военных действиях против Лжедмитрия I. После смерти Бориса Годунова в мае 1605 был отозван в Москву. В июне 1605 перешел на сторону Лжедмитрия, публично заявив, что как член комиссии по расследованию убийства царевича, точно знает, что «Дмитрий остался жив». Однако вскоре сам возглавил заговор против Лжедмитрия и обвиненный в распространении слухов о его самозванстве, был приговорен к смерти. Чудом спасся: помилованный Лжедмитрием, он был лишь сослан и, по некоторым данным, даже в ссылке получал информацию о событиях в столице. В мае 1606, поддержанный боярской и церковной верхушкой, крупным купечеством и провинциальным дворянством (прежде всего, смоленским), Шуйский вновь был выдвинут в лидеры заговора против Лжедмитрия.

Через два дня после убийства Лжедмитрия заговорщиками, 19 мая 1606, группа сторонников Шуйского выдвинула его в Москве на царство. Посаженный на престол боярством, он при венчании на царство дал «крестоцеловальную запись», согласно которой обязывался все важнейшие дела решать «по совету» с ним.

В начале июня правительство Шуйского объявило Бориса Годунова убийцей царевича Дмитрия, который был канонизирован в качестве святого страстотерпца как невинно убиенный от царя Бориса.

Приход Шуйского к власти усилил борьбу южного и столичного дворянства, совпавшую с развертыванием крестьянской войны под руководством И.И.Болотникова. В период осады Москвы войском Болотникова и отрядами Истомы Пашкова и Прокопия Ляпунова в 1606, Шуйский сумел привлечь на свою сторону дворян, уход отрядов которых из войска Болотникова сильно изменил соотношение сил в пользу правительственных войск. Для подавления социального конфликта и консолидации сил господствующего класса Шуйский не только мобилизовал все военные ресурсы страны, но и издал Уложение от 9 марта 1607, признававшее крепостных крестьян закрепленными за теми владельцами, за которыми они были записаны в писцовых книгах 1590-х, и устанавливавшее 15-летний срок сыска беглых крестьян.

К осени 1607 крестьянская войны была потоплена в крови и подавлена, но спокойствия так и не настало. В стране объявился новый самозванец – Лжедмитрий II.

Сложности в публичной жизни Василия осложнялись тревогами в жизни частной: у царя умерла жена. Повторный брак был заключен незамедлительно – 17 января 1608 уже немолодой (56-летний), подслеповатый и низкорослый правитель сочетался браком с юной княжной Марией Буйносовой Ростовской (? –1626). В январе 1608 он перебрался с нею в новый дворец в Кремле.

Между тем, польские отряды вместе с Лжедмитрием II подступали все ближе к столице: 1 мая 1608 самозванец разбил под Болховом русское войско и обосновался в подмосковном Тушине. Правительство Шуйского и его семья оказались в Москве в осаде. Резко выросли цены на хлеб. Ряд центральных районов страны (Рязань, Арзамас) объявили себя согласными быть «под рукой» второго Лжедмитрия, надеясь, что это принесет облегчение.

Шуйскому стало ясно, что дипломатическим путем отряды самозванца уже не вывести. Поэтому в феврале 1609 он принял решение заключить в Новгороде (Псков уже успел присягнуть Лжедмитрию) договор со Швецией, по которому за наем шведских войск уступал ей часть русской территории (Корелу или Кексгольм с уездом). Часть северно-русских земель, в особенности Вологда, уже сделали ставку на Лжедмитрия, и поступление собранных на тех территориях налогов, товаров заморской торговли через Архангельск и сибирской меховой казны означало бы немедленный финансовый крах правительства Шуйского.

Василий был поставлен перед необходимостью не выпустить из-под своего контроля назревавшее в стране с конца 1608 стихийное народно-освободительное движение против интервентов. В конце зимы 1609 он назначил командующим войсками на подступах к столице своего племянника – воеводу кн. М.В.Скопина-Шуйского, пользовавшегося доверием и уважением в войсках и участвовавшего в переговорах со шведами о предоставлении военной помощи в борьбе с поляками.

В 1609 племянник Василия Шуйского освободил поволжские города, в марте 1610 снял блокаду столицы, освободив север и большую часть Замосковного края от войск «тушинского вора» Лжедмитрия II и его союзников-поляков. Но рост его популярности вызвал у царя опасения за судьбу трона. По слухам, Василий Шуйский распорядился отравить племянника, что и было исполнено женой брата царя Екатериной Скуратовой-Шуйской.

Физическая ликвидация родственника не принесла счастья и успеха царю Василию. 24 июня 1610 его войско потерпело поражение под Клушиным от численно превосходившей агрессивно-настроенной польской армии под командованием Сигизмунда III. Неудачи Василия Шуйского в борьбе с интервентами, недовольство дворян и части бояр территориальными уступками иноземцам на северо-западе страны стали причинами подготовки мятежа против этого правителя. Его возглавил рязанский дворянин Прокопий Ляпунов, еще недавно, в 1608, верный своему патрону даже в оппозиционной Шуйскому Рязанской земле.

В июле 1610 выступление городских низов против правительства Шуйского привело к его падению; Василий был свергнут и принудительно пострижен в монахи в Чудовом монастыре. Власть временно перешла к группе бояр. В сентябре 1610 Шуйский был выдан польскому гетману С.Жолкевскому, который вывез его через месяц под Смоленск, а позднее в Варшаву. Мнишеки требовал суда над ним за убийство супруга Марии Мнишек – Лжедмитрия I, но польский сейм отнесся к Шуйскому снисходительно. Умер Василий Шуйский 12 сентября 1612 в заключении в Гостынском замке.

В 1635 его останки были перезахоронены в Архангельском соборе Кремля.