Александр I

Александр I (1777—1825) — император Всероссийский (с 11 (23) марта 1801 года).

Вступил на престол в 1801, сын Павла I, внук Екатерины II. Любимец бабушки, Александр I воспитывался "в духе 18 в.", как этот дух понимался тогдашним барством.

В смысле физического воспитания старались держаться "ближе к природе", что дало Александр I закал, очень полезный для его будущей походной жизни. Что касается образования, оно было поручено земляку Руссо, швейцарцу Лагарпу, "республиканцу", настолько, впрочем, тактичному, что никаких столкновений с придворной знатью Екатерины II, т. е. с помещиками-крепостниками, у него не выходило.

От Лагарпа Александр I получил привычку к "республиканским" фразам, что опять-таки очень помогало, когда нужно было блеснуть своим либерализмом и привлечь на свою сторону общественное мнение. По существу дела Александр I ни республиканцем, ни даже либералом никогда не был. Порка и расстрел казались ему естественными средствами управления, и он в этом отношении превосходил многих из своих генералов [образчиком может служить знаменитая фраза: "Военные поселения будут, хотя бы пришлось уложить трупами дорогу от Петербурга до Чудова", сказанная почти одновременно с другим заявлением: "Что бы обо мне ни говорили, но я жил и умру республиканцем".

Екатерина имела в виду завещать престол прямо Александр I, минуя Павла, но умерла, не успев оформить своего желания. Когда Павел в 1796 вступил на престол, Александр I оказался по отношению к отцу в положении неудачного претендента. Это сразу же должно было создать невыносимые отношения в семье. Павел все время подозревал сына, носился с планом засадить его в крепость, словом, на каждом шагу могла повториться история Петра и Алексея Петровича.

Но Павел был несравненно мельче Петра, а Александр I гораздо крупнее, умнее и хитрее его злосчастного сына. Алексея Петровича только подозревали в заговоре, Александр I же действительно организовывал против отца заговоры: жертвою второго из них Павел и пал (11/23 марта 1801). Александр I лично не принимал участия в убийстве, но его имя было названо заговорщикам в решительную минуту, а его адъютант и ближайший друг Волконский был в числе убийц. Отцеубийство было при сложившемся положении единственным выходом, но на психике Александр I трагедия 11 марта все же отразилась сильно, подготовив отчасти мистицизм его последних дней.

Политика Александр I определялась, однако же, не его настроениями, а объективными условиями его вступления на престол. Павел гнал и преследовал крупное дворянство, придворную челядь ненавидимой им Екатерины. Александр I в первые годы опирался на людей этого круга, хотя и презирал их в душе ("эти ничтожные люди" — было сказано однажды о них франц. посланнику).

Аристократической конституции, которой домогалась "знать", Александр I, однако же, не дал, ловко сыграв на противоречиях внутри самой "знати". Вполне на поводу у нее он шел в своей внешней политике, заключив союз против наполеоновской Франции с Англией, главной потребительницей продуктов дворянских имений и главной поставщицей предметов роскоши для крупных помещиков. Когда союз привел к двукратному разгрому России, в 1805 и в 1807, Александр I вынужден был заключить мир, порвав тем самым со "знатью". Складывалось положение, напоминавшее последние годы жизни его отца.

В Петербурге "говорили об убийстве императора, как говорят о дожде или хорошей погоде" (донесение франц. посла Коленкура Наполеону). Александр I несколько лет пробовал держаться, опираясь на тот слой, который впоследствии назвали "разночинцами", и на поднимавшуюся, благодаря именно разрыву с Англией, промышленную буржуазию. Связанный с буржуазными кругами бывший семинарист, сын сельского попа Сперанский стал государственным секретарем и, фактически, первым министром. Он сочинил проект буржуазной конституции, напоминающий "основные законы" 1906.