Елизавета Петровна

Елизавета Петровна (1709–1761) – российская императрица (с 25 ноября 1741), дочь Петра I и Екатерины I Алексеевны.

Родилась 18 декабря 1709 в подмосковном селе Коломенском еще до заключения церковного брака между царем Петром и Екатериной, став «вторым подарком» отцу после успешной Полтавской баталии, свершившейся в том же году. Росла в Москве, уезжая летом в Покровское, Преображенское, Измайловское или Александровскую слободу. Отца в детстве видела редко, когда же и мать уезжала в Петербург, воспитанием будущей императрицы занималась сестра отца, царевна Наталья Алексеевна, или семья А.Д.Меншикова. Они и ведали образованием Елизаветы, которую обучали танцам, музыке, умению одеваться, этике, иностранным языкам.

В зрелости она превосходно говорила по-французски, знала по-итальянски и немного по-немецки, умела казаться сведущей и остроумной в беседе. Живую, приветливую, несколько крупноватую, но стройную, ее в 15 лет сватали за французского короля Людовика XV, но тот обвенчался в 1726 с полькой Марией Лещинской. Второй была попытка выдать ее замуж за племянника – Петра II (впоследствии императора), но и этот план провалился. Умирая в мае 1727 года, Екатерина I завещала своей круглолицей, румяной дочке выйти замуж за Карла Августа голштинского – но тот умер в том же году.

В итоге вплоть до своего вступления на престол Елизавета фигурировала в разных брачных комбинациях (она выступала как невеста то Морица Саксонского, то Георга Английского, то Карла Бранденбургского, то Мануеля Португальского, то даже персидского шаха Надира). По описанию видевшей ее часто жены английского посланника, она была по-европейски хороша собой. Современникам бросались в глаза ее превосходные, слегка рыжеватые волосы (которые она не пыталась по моде того времени «обезобразить пудрой»), выразительные серо-голубые глаза, правильной формы рот, здоровые зубы. Демонстративные любовные похождения (вначале с кн. А.Бутурлиным, обергофмейстером С.Нарышкиным, а затем даже с простым гренадером Шубиным) в какой-то мере скрывали ее властные амбиции: Елизавета почти не интересовалась политикой и придворной жизнью Петербурга (куда она окончательно перебралась в 1731), а также делами своей дальней родственницы, императрицы Анны Ивановны (обе были внучками царя Алексея Михайловича).

Она очень долго не обнаруживала своего желания царствовать и все годы правления Анны оставалась в практической опале. После смерти императрицы и объявления новым самодержцем Ивана VI Антоновича она начала готовиться к своему законному, с ее точки зрения, но нелегитимному с точки зрения законорожденности (поскольку была добрачным ребенком) «исполнению права царствовать». Около года в этих вопросах она консультировалась с французским (Шетарди) и шведским (Нолькеном) послами, обещая правителями их стран территориальные дивиденды в случае признания своих претензий на трон. Впоследствии она «забыла» об обещанном.

В ночь на 25 ноября 1741 года 32-летняя Елизавета в сопровождении графа М.И.Воронцова, лейб-медика Лестока и своего учителя музыки Шварца словами «Ребята! Вы знаете, чья я дочь, ступайте за мною! Как вы служили отцу моему, так и мне послужите верностью вашей!» подняла за собой гренадерскую роту Преображенского полка. Не встретив сопротивления, с помощью 308 верных гвардейцев она провозгласила себя новой царицей, распорядившись заточить в крепость малолетнего Ивана VI и арестовать всю Брауншвейгскую фамилию (родственников Анны Ивановны, в том числе регентшу Ивана VI – Анну Леопольдовну) и ее приверженцев.

Фавориты прежней императрицы Минних, Левенвольде и Остерман были приговорены к смертной казни, замененной ссылкой в Сибирь – дабы показать Европе терпимость новой самодержицы. В момент переворота сама Елизавета конкретной программы не имела, но идея воцарения «дщери петровой» поддерживалась простыми горожанами и низами гвардии из-за недовольства засильем иностранцев при русском дворе. Однако в дни самого переворота никто еще не видел в этой взбалмошной и веселой (а по словам недругов, «крикливой и грубой») женщине сильной политической фигуры, способной добиться стабильности в стране, истерзанной заморскими проходимцами.

Первым подписанным Елизаветой документом был манифест, в котором доказывалось, что после смерти Петра II она – единственная законная наследница престола. Выросши в Москве, она пожелала устроить коронационные торжества в Успенском соборе Кремля и 25 апреля 1742 сама возложила на себя корону.

 С этого дня взяла начало традиция восхваления «петровских деяний», восстановления государственных институтов и законодательства начала 18 в. Указом от 12 ноября 1741 было предписано все постановления петровского времени «наикрепчайше содержать и по них неотменно поступать во всех правительствах государства нашего». Кабинет министров ликвидировался. Восстанавливался Сенат (как орган координации деятельности местных властей, губернаторов в провинции; он превратился почти в «предпарламент»), Берг- и Мануфактур-коллегии, Главный магистрат, Провиантская коллегия. Придворный поэт А.П.Сумароков полагал, что в этих административных действиях «во дщери Петр опять на трон взошел, в Елизавете все свои дела нашел».