Екатерина I Алексеевна

Екатерина I Алексеевна (1684–1727) – бывшая служанка и портомоя, ставшая женой царя Петра I, русской царицей (6 марта 1717) и императрицей (23 декабря 1721), коронованной 7 мая 1724 и правившая страной с 28 января 1725 до 6 мая 1727.

Родилась 5(15) апреля 1684 в Литве. Дочь латышского крестьянина Самуила Скавронского (по иным сведениям – шведского квартирмейстера И.Рабе, но есть легенда, что ее мать принадлежала ливонскому дворянину фон Альвендалю, сделавшему ее любовницей, и Екатерина – плод этого мезальянса). До принятия православия носила имя Марта. Образования не получила и до конца дней умела только ставить подпись. Юность провела в доме пастора Глюка в Мариенбурге (ныне – Алуксне, Латвия), где была одновременно прачкой и кухаркой. По еще одной легенде, родила дочь от лифляндского дворянина Тизенгаузена, прожившую менее года. Дабы положить конец свободному поведению служанки, пастор выдал ее замуж за шведского драгуна Крузе, который вскоре пропал на войне.

25 августа 1702 при взятии Мариенбурга русскими войсками Марта стала военным трофеем и любовницей некоего унтер-офицера, позднее попала в обоз Б.П.Шереметева, который отдал ее портомоей (прачкой) А.Д.Меншикову. В 1703 ее заметил Петр I и чем-то пленился в ней (по современным представлениям, она не была красавицей, черты лица ее неправильны). Марта стала одной из его любовниц; в 1704 она, крещеная по православному обычаю под именем Екатерины Алексеевны, была беременна от Петра, в марте 1705 у них было двое сыновей – Петр и Павел. Однако Екатерина продолжала жить в доме Меншикова в Петербурге.

Постепенно отношения Петра и Екатерины становились более близкими (это видно по их переписке 1708). Царь имел немало любовниц, которых обсуждал с нею, она его не упрекала и приспосабливалась к царским капризам, мирилась с его вспышками гнева, помогала во время приступов эпилепсии, делила с ним трудности походной жизни, незаметно став фактической женой царя. Непосредственного участия в решении политических вопросов принимать не пыталась, но имела на царя влияние. Выступала постоянной заступницей Меншикова.

С 1709 сопровождала Петра во всех походах и поездках. В Прутском походе 1711, когда русские войска были окружены, спасла мужа и армию, отдав турецкому визирю свои драгоценности и склонив его к подписанию перемирия.

По возвращении в Петербург 20 февраля 1712 Петр обвенчался с Екатериной, их дочери Анна (впоследствии супруга герцога Голштинского) и Елизавета (будущая императрица Елизавета Петровна) тогда бывшие в возрасте 3 и 5 лет, исполняли на свадьбе обязанности фрейлин. Бракосочетание было почти тайным, совершено в часовенке, принадлежавшей кн. Меншикову.

С этого времени Екатерина обзавелась двором, принимала иностранных послов, встречалась с европейскими монархами. В ее описаниях, оставленных иностранцами, говорилось, что она «не умеет одеваться», ее «низкое происхождение бросается в глаза, а ее придворные дамы смешны». Неуклюжая жена царя-реформатора по силе воли и выносливости не уступала мужу: с 1704 до 1723 года она родила ему 11 детей, большинство которых умерло в младенчестве, но частые беременности не мешали ей сопровождать мужа в его странствиях. Могла спать на жесткой постели, жить в палатке и делать верхом многодневные переходы. В 1714 в память Прутского похода царь учредил орден Св. Екатерины и наградил жену в день ее именин.

Во время персидского похода 1722–1723 Екатерина обрила себе голову и носила гренадерскую фуражку. Вместе с мужем делала смотр войскам, проезжала по рядам перед сражением. Все денежные подарки от мужа и иных лиц поместила в Амстердамский банк – и этим также была отлична от жен царей до нее.

23 декабря 1721 года Сенат и Синод признали ее императрицей. Для ее коронации в мае 1724 была изготовлена корона, превосходившая великолепием корону царя, Петр сам возложил ее на голову жены. Считается, что он собирался официально провозгласить ее своей преемницей, но не сделал этого, узнав об измене жены с камергером Вилли Монсом (его сестра Модеста Балк была ближайшей наперсницей государыни). 16 ноября 1724 года Монс был обезглавлен, коллегиям запретили принимать от нее приказания, а на ее личные средства был «наложен квестор».